обор – это духовное сосредоточие города. Это место пребывания кафедры епархиального архиерея, представляющего собою лицо самого Христа. Поэтому так важен сам внешний вид храма, имеющего такое особое значение. Во многих городах России мы можем видеть, какое старание и искусство прилагали мастера-зодчие для главных храмов своих областей. Многие из этих храмов вошли в золотой фонд русского строительного искусства. Среди прочих одним из лучших можно назвать и Астраханский Успенский собор. Все приезжавшие в наш город любовались этим «астраханским чудом» и оставили о нём самые лестные отзывы. Так, император Пётр Великий, посетивший Астрахань в 1722 году, отзываясь о красоте Успенского собора, сказал: «Во всём моём государстве нет такого лепотного (прекрасного) храма».

Любовались красотою собора и побывавшие в Астрахани, в разное время, писатель И.С. Аксаков и поэт Т.Г. Шевченко. Летописец Успенского собора протоиерей Николай Каменский так описывал его: «Вид собора и вдали и вблизи со всех сторон величествен. Отовсюду он виден с возвышенности далее тридцати вёрст и притом предстаёт взорам как бы касающимся облаков и венчающим собою город, так что все городские здания и сами храмы кажутся его подножием». Особенно великолепен храм был во время праздников. На первый день Святой Пасхи и на храмовый праздник в честь Успения Пресвятой Богородицы под купольными арками снаружи храма появлялись в большом количестве иллюминированные плошки, а изнутри собора под купола в пяти главах (а в них 40 рам) поднималось на блоках паникадило со светильниками, и сверх этого зажигались ещё два больших паникадила между столпами. Это придавало храму величественный и вместе с тем неизъяснимый блеск, отражавшийся не менее чем на десять вёрст. По словам протоиерея Николая Каменского, «благоговение к собору Успенскому православного народа астраханского, в особенности же рабочего люда, было необычайно. Все плывущие по Волге из внутренних губерний в Астрахань и из окрестных приморских мест, аж только завидят его, тотчас оставляют свои занятия и молятся на него с особенным чувством. И самые даже магометане, и язычники, как-то: персияне, хивинцы, калмыки – и те останавливаются напротив собора и с изумлением, и даже благоговением смотрят на него».

Настоящий собор является не первым, построенным на этом месте. К тому же он как бы заключает в себе два предыдущих древнейших собора астраханских. Первый собор был построен в 1568 году игуменом Кириллом и освящён в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Причиной такого названия храма послужила одноимённая икона, присланная с игуменом царём Иоанном Грозным «из своих царских чертогов» в благословение городу Астрахани, только что присоединённому под державу московских государей. Икона эта была точным списком с чудотворного образа, хранившегося в Успенском соборе города Москвы. В честь торжественной встречи Владимирской иконы Божией Матери первый астраханский собор получил также название Сретенского, под каким названием и фигурировал во всех официальных документах. Храм был деревянным и очень небольшим. По мере роста города Астрахани такой маленький собор не мог соответствовать его статусу. Это понимали царь Фёдор Иоаннович и первый российский патриарх Иов. По их благословению в начале 90-х годов XVI века в Астрахань был послан игумен Феодосий с поручением построить здесь новую «соборную и апостольскую церковь». Новый каменный храм был закончен в 1602 году. Получил он наименование в честь Успения Божией Матери. Несомненною причиною тому был особый статус Астрахани, бывшей третьим по числу царством в титуле московских царей. И так как Астрахань считалась «младшей сестрой» царского града Москвы, именовавшегося «домом Пресвятой Богородицы», то и она получала подобный титул, и главный соборный храм её также получал наименование подобно московскому Успенскому собору. В соответствии с этим и икона Владимирской Божией Матери, хранившаяся до этого в старом Сретенском соборе, была перенесена в новый Успенский и была поставлена здесь подобно тому, как в Московском Успенском соборе стояла чудотворная Владимирская икона. Старый же Сретенский собор в 1628 году ещё продолжал именоваться «старым собором», видимо в память его прежнего положения, и состоял на ружном окладе. Но в 1697 году он уже именуется обычным приходским храмом. Новый же Успенский собор в 1642 году был расширен пристройкой нового придела с правой стороны во имя Святых Афанасия и Кирилла патриархов Александрийских. Причиной тому послужило удачное отражение астраханскими ратниками нападения калмыцкой орды во главе с ханом Хо–Урлюком на город, случившееся в день 18 января, когда праздновалась память названных святителей.

К концу XVII века Успенский собор стал ветшать, о чём писал Астраханский митрополит Савватий царям Иоанну и Петру Алексеевичам в грамоте, в которой, между прочим, говорилось, «что соборная церковь ветха и развалилась». Митрополит стал постепенно собирать средства на строительство нового собора. В то время в Астрахани, в 1692 и 1693 годах, свирепствовала страшная болезнь – чума, уносившая ежедневно в могилу множество людей. Митрополит Савватий в это тяжёлое время не оставил паствы своей, утешая её в нахлынувшей скорби и подая многим последнее свое напутствие. В признательность за это астраханцы, зная о желании своего архиерея выстроить в городе новый собор, жертвовали на это богоугодное дело своё имение. Митрополиту удалось собрать пожертвований на сумму в 10000 рублей, но, к сожалению, ему не удалось употребить их на намеченное дело. Первого июля 1696 года он скончался, и собранные им деньги были взяты в гражданское ведомство.

Новоназначенный Астраханский митрополит Сампсон получил из этих денег только 3996 рублей, которыми он смог расплатиться за разборку старого собора и за материалы, приготовленные для строительства нового. Архипастырь обратился за помощью к царю Петру Алексеевичу, которому писал в 1698 году, но поддержки от правительства он так и не получил. Приходилось митрополиту надеяться на помощь Божию и благотворительность местного купечества. Ему удалось привлечь к делу строительства многих из них. Пожертвования на новый собор были, несомненно, велики, о чём говорит и сам величественный вид храма, на постройку которого даже в те времена требовались огромные средства. Сохранилась даже легенда, повествующая о том, что однажды, когда у митрополита закончились деньги и строительство было приостановлено, Господь явил свою милость архиерею через какого-то мужичка, принесшего владыке в подарок бочонок груздей: когда вскрыли бочонок, то там под тонким слоем грибов оказались золотые червонцы.

Для строительства храма митрополитом Сампсоном было нанято тридцать человек каменщиков во главе с подрядчиком Дорофеем Мякишевым. Этот зодчий, несомненно, был искусным мастером, сумевшим создать такой великолепный памятник церковного зодчества. Но всё же, несмотря на искусство мастеров-храмодельцев, главная заслуга в создании Успенского собора в том виде, в котором он существует, принадлежит митрополиту Сампсону.

Идея создания двухэтажного храма и всех основных его форм – всё это исходило от мудрого и опытного архиерея, а мастера лишь воплощали в жизнь творческий полёт его мыслей, обрамляя их в каменные кружева резного многоцветия. Успенский собор был любимым детищем митрополита Сампсона. Существует предание, что он сам, по ночам, носил кирпичи на вершину постройки. Строительство продвигалось довольно быстро, и, если бы не различные неприятности, мешавшие его завершению, в течение трёх-четырёх лет храм был бы построен. Неприятности эти заключались в следующем. Во-первых, в том, что в 1702 году вследствие поспешности кладки и недостаточной прочности связей обрушился свод храма, но это имело и свою положительную сторону – вместо одного огромного купола было возведено пять, что, несомненно, придало храму особо красочный вид. Во-вторых, в 1705 году в Астрахани вспыхнул так называемый стрелецкий «свадебный» бунт, продолжавшийся до 1706 года, что также приостановило строительство. И в-третьих, в 1709 году вследствие необыкновенно сильного пожара обгорели соборные главы на почти завершённом соборе. Сам главный верхний храм был освящён 14 августа1710 года.

Нижний – в честь Владимирской иконы Божией Матери был освящён ещё в 1707 году. В 1708 году в нижнем храме был возобновлён придел во имя Святителей Афанасия и Кирилла Александрийских, только устроен он был уже не с правой, а с левой стороны. В 1800 году при архиепископе Платоне (Любарском) в нижнем храме был устроен ещё один придел с южной стороны во имя Святых Платона и Петра Афонских. В 1864 году он был переименован во имя Равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей словенских.

ВНЕШНИЙ ВИД СОБОРА

Храм построен в виде корабля правильной кубической формы. Он весь испещрён искусно вырезанными деталями белокаменного декора. Окна и подкупольные главы обрамлены изящными колоннами коринфского ордера. Окружающая сплошным кольцом нижний храм двухъярусная галерея-гульбище; её столпы, карнизы, балюстрада представляют собой сплошной пояс из балясинок, сухариков, дынек, городка, среди которых искусно вставлены вырезанные из камня иконы Спасителя, Божией Матери и святых угодников. С западной стороны галерея упирается в лобное место – место архиерейских выходов на литию и служения молебнов. Через лобное место ведёт широкая лестница в верхний храм. Сам собор увенчан пятью позлащёнными главами с восьмиконечными крестами. Раньше купола были покрыты железом с накладными золочёными звёздами. Сейчас купола выкрашены в зелёный цвет и звёзды отсутствуют.

Ниже кровли храма устроены арки на все четыре стороны по три арки с каждой стороны, в коих были написаны живописью священные изображения. После революционных событий 1917 года эти изображения долго не подновлялись и со временем пришли в самое плачевное состояние, и только сейчас, постепенно, в результате реставрационных работ они восстанавливаются. Собор первоначально отличался полихромией: его стены были красными; окна, капители – белыми; многочисленные детали галереи – разноцветными (синими или жёлтыми). Сейчас храм полностью выбелен, что нельзя не назвать более подходящим его внешнему облику. Из серьёзных утрат в обрамлении собора можно назвать галерею, примыкавшую к южным дверям храма, сверху украшенную башенкой с вертящимся флюгером в виде ангела с трубой. По этой галерее обычно проходили на службу, совершавшуюся в соборе, правящие архиереи. Галерея была разрушена в тридцатых годах XX столетия.

ВНУТРЕННИЙ ОБЛИК СОБОРА

Главной достопримечательностью верхнего Успенского храма по праву считался восьмиярусный иконостас. В России в храмах обычно не ставили иконостасов более семи ярусов, и поэтому, иконостас астраханского собора мог быть назван самым значительным в стране. Этот иконостас подрядились делать в 1703 году города Нижнего Новгорода посадские люди: Иван Тимофеев с родным сыном Терентием и Матвей Логинов. Иконы для иконостаса были наняты писать в 1704 году иконописец Казанского митрополита Тихона Никифор Попов с товарищами: Иваном Андреевым, домовым иконописцем известного купца Григория Дмитриевича Строгонова, а также с нижегородским посадским человеком Романом Бобылёвым и священником села Погоста Балахинского уезда Иваном Петровым. В 1859 – 1961 годах по благословению Астраханского архиепископа Афанасия (Дроздова) все иконы в иконостасе были возобновлены живописью мастерами-иконописцами из Троице-Сергиевой лавры. Работы производились на пожертвования купца М.М. Башкина, благодаря старанию и трудам кафедрального протоиерея Иоанна Павлинова.

В этом иконостасе находились изумительной работы серебряные царские врата, изготовленные в Санкт-Петербурге известным мастером Феодором Штанде и принесённые в дар Успенскому собору в 1819 году вольским купцом Петром Сапожниковым.

Старанием того же купца Петра Сапожникова, по благословению Астраханского архиепископа Гаия (Токаова), в 1812 году были подведены под мрамор четыре массивных столпа, поддерживающих как своды верхнего храма, так и сами стены собора. Столпы подведены под мрамор белого цвета, а стены – серого, просветы между рам – бледно–жёлтого цвета, окаймлённые под цвет розового мрамора, капители столпов были вызолочены. Основания столпов, а также своды в пяти главах были украшены живописью в том же 1812 году. «В просвете на откоске южного переднего окна, – писал протоиерей Николай Каменский, – по мрамору изображён акт Священного Союза в 1815 году между тремя Государями Императорами Всероссийским, Австрийским и королём Прусским». Стены самого храма были обставлены святыми иконами в серебряных ризах или украшены живописью священником астраханского Введенского храма Василием Андреевым и сыном его, дьяконом Андреем.

В 1850 – 1961 годах была возобновлена отделка верхнего храма, работы производились мастером Ефремовым, как видно знавшим толк в своём деле, так как, по отзыву очевидцев, «такой чудной отделки колонн и такой раскраски стен под мрамор редко где можно было встретить». В 1860 – 1963 годах обновлена была и роспись стен собора под руководством иконописных дел мастера иеромонаха Симеона. В 1872 году по благословению Астраханского архиепископа Феогноста (Лебедева) и на средства астраханских купцов братьев Сапожниковых на столпах верхнего храма известным московским художником И.М. Прянишниковым были написаны два полотна: Преподобного Иоанна Дамаскина с надписью «Твоя победительная десница» (на столпе близ левого клироса) и пророка Давида с музыкальным инструментом в руках (на столпе близ правого клироса). В 1888 году были заново расписаны столпы в верхнем храме (кроме пророка Давида и Преподобного Иоанна Дамаскина) лучшими московскими художниками. Все работы были произведены по благословению Астраханского епископа Евгения (Шерешилова) и на его собственные средства.

Алтарь в верхнем храме был устроен по образцу древних храмов и имел пять отделений. В центре находился собственно святой алтарь. В южной его стороне, дверью на восток, была кладовая, далее, дверью на юг, отделение для архиерейской ризницы. В северной стороне находился жертвенник, потом отделение для соборной ризницы. Над ризницею располагалось особое помещёние для соборной библиотеки, хранившей в себе собрание книг богослужебных и для духовного чтения, а также подлинные царские и патриаршие жалованные грамоты XVI – XVIII веков.

В 1788 – 1789 годах алтарь был расписан священными изображениями, которые шли сверху вниз поясами: в центре был изображён благословляющий Спаситель и вокруг него на первом поясе – предстоящие ангелы; далее на втором поясе – пророки; на третьем – апостолы; на четвертом – сюжеты из видений праотцев и пророков, чудесных действий Моисея и ветхозаветных жертвоприношений и на пятом – сюжеты из притчей и чудес Господа Иисуса Христа, а также Его страданий. Роспись была сделана дьяконом Введенской церкви Владимиром Андреевым с товарищами, по благословению и под особым наблюдением Астраханского архиепископа Никифора (Феотоки).

Сам нижний храм в честь Владимирской иконы Божией Матери имеет большое отличие от верхнего. Насколько верхний храм высок и светел, настолько нижний тёмен и низок. Насколько тот своим видом возносит наши души к Небесному Престолу Божию, вселяя в них духовную радость и восторг, настолько этот побуждает нас думать о печальном: о наших грехах, о смерти, о суете всего окружающего нас мира. Нас охватывает чувство, что мы входим в гробницу, в склеп, и это первоначальное чувство не обманывает нас. Действительно, нижний храм – это большой склеп, место захоронения астраханских архиереев, устроенный таким образом именно для этой цели. Службы здесь проводились только зимой. Да и то, когда в 1885 году был восстановлен Троицкий собор, зимние богослужения стали проводиться в нем, а в нижнем храме в честь Владимирской иконы Божией Матери служились лишь по большим праздникам. Сам храм был лишен живописи, и лишь четыре столпа украшали со всех сторон иконы в богатых деревянных резных киотах, соединённых между собою наподобие иконостасов. Сам иконостас нижнего храма был очень небольшим, о двух ярусах. Роспись имелась только в алтаре, на его своде, а ниже, вдоль алтарных стен, располагались иконы в деревянных киотах, так же как и в храме, соединённые наподобие иконостасов. Стены в храме, вместо росписи, были покрыты надгробными надписями, свидетельствующими о том, кто здесь захоронен. Могилы астраханских архиереев находились в особых склепах, устроенных в земляном полу по всему периметру храма. Первоначально над всеми склепами стояли надгробные памятники. Но в 1851 году, ввиду большой тесноты храма, памятники были сломаны, а вместо них устроены в стенах особые таблички с именами захороненных под ними лиц.

Самой дорогой для астраханцев была могила Священномученика Иосифа митрополита Астраханского, зверски убитого разинцами в 1671 году.

С самого дня мученической кончины святителя многочисленные чудеса и исцеления, проистекавшие от его святых мощей, привлекали к нему сердца астраханцев и не только астраханцев. К сожалению, тщательных и регулярных записей чудес при гробе святителя Иосифа не велось. Поэтому желание астраханцев видеть своего заступника и молитвенника в лике прославленных Церковью святых угодников долго не могло осуществиться. Хотя имя святителя Иосифа с давних пор было заносимо в различные святцы, только в 1911 году, благодаря ходатайству перед епархиальным начальством представителей светского общества во главе с астраханским губернатором генерал–лейтенантом И.Н. Соколовским, был образован «Комитет по делу открытия и прославления честных останков митрополита Иосифа». Благодаря стараниям этого комитета, были собраны сведения о случаях благодатной помощи и исцелениях при гробе святителя Иосифа. С этими сведениями Епархиальное начальство вошло в Святейший Синод, обосновывая ими ходатайство жителей города Астрахани о причислении митрополита Иосифа к лику святых и об открытии честных останков святителя. И только в 1917 году, стараниями Астраханского архиепископа Митрофана (Краснопольского), был вынесен на обсуждение собравшегося в Москве Всероссийского Поместного собора вопрос о канонизации Священномученика Иосифа, митрополита Астраханского, каковая и состоялась решением собора 5 апреля (18 апреля по старому стилю) 1918 года.

Мощи святителя Иосифа лежали в особом склепе, который помещался в простенке между первым и вторым окнами от южной входной двери. Над этим склепом было устроено окошечко, заделанное решеткой, с большим деревянным крестом у ног святителя. В изголовье помещался сребро-позлащённый ковчег с резным изображением святителя Иосифа на крышке. В этом ковчеге, устроенном на средства благочестивой почитательницы святителя, хранилась часть власяницы, в которой жгли его на огне. Она была нашита на бархатный покров и возлагалась, обыкновенно, на главы болящих по их желанию.

Другая же, большая часть власяницы, хранилась в соборной ризнице.

Из числа других святителей, захороненных в нижнем храме Успенского собора, особенно замечательны:

† архиепископ Феодосий – первый архиерей Астраханский, смелый обличитель самозванца, скончавшийся в 1607 году и в древнейших святцах постоянно упоминавшийся как «новый чудотворец земли русской»;

† архиепископ Пахомий, скончавшийся в 1655 году во время чумной эпидемии в Астрахани, не оставив паствы своей в это страшное время;

† скончавшиеся: в 1696 году митрополит Савватий и в 1714 году его преемник митрополит Сампсон, чьими трудами было выстроено это украшение града Астрахани – Успенский собор;

† епископ Мефодий, скончавшийся в 1776 году, – образец милосердия и кротости, к которому стекались за помощью все труждающиеся и обременённые;

† архиепископ Тихон (Малинин), скончавшийся в 1793 году, являвший собой образец истинного монашеского подвига;

† архиепископ Анастасий (Братановский), скончавшийся в 1806 году, – великий проповедник своего времени;

† архиепископ Гаий (Токаов), скончавшийся в 1821 году, – из знатного грузинского рода, создатель осетинской грамматики, трудами которого были выстроены и украшены многие астраханские храмы, в том числе при нём засиял ещё большим великолепием и Успенский собор;

† архиепископ Афанасий (Дроздов), скончавшийся в 1870 году, – племянник святителя московского Филарета (Дроздова), прославившийся своей учёностью и своими богословскими трудами и оставивший для Астраханской епархии огромную библиотеку;

† епископ Герасим (Добросердов), скончавшийся в 1880 году, – великий подвижник, известный своими миссионерскими подвигами в Сибирском крае, причисленный к лику святых в соборе Сибирских Святых Угодников;

† архиепископ Георгий (Орлов), скончавшийся в 1912 году, – твёрдый хранитель церковных и государственных устоев, в бытность которого посещавший Астрахань святой праведный Иоанн Кронштадтский назвал сей город «Богоданным»;

† и, наконец, епископ Никодим (Боков) – последний из Астраханских архиереев, захороненных в нижнем храме Успенского собора, скончался в 1914 году, был образцом истинной Апостольской проповеди в страшное и богоборческое время.

Имена других святителей, захороненных здесь:

митрополит Парфений (+1681г.)

митрополит Никифор (+1683 г.)

епископ Иларион (+1755 г.)

архиепископ Антоний (Румовский) (+1786 г.)

архиепископ Павел (Суботовский) (+1832 г.)

архиепископ Виталий (Жегачёв) (+1841 г.)

архиепископ Стефан (Романовский) (+1841 г.)

архиепископ Сергий (Серафимов) (+1902 г.).

Кроме захоронений астраханских святителей, в нижнем храме Успенского собора находились гробницы двух грузинских царей: Вахтанга VI и Теймураза II. Вахтанг Леонович, державный правитель Картли, верный союзник императора Петра Великого, был изгнан в 1724 году из своего отечества турками и нашел пристанище в России. Долгое время он жил в Астрахани, здесь и скончался, и похоронен был со всеми царскими почестями в Успенском соборе в 1737 году. Другой державный владыка Иверии, а именно самой восточной её части, Кахети, – Теймураз Николаевич, тщетно пытался объединить разрозненные части древнего Грузинского государства и также стал изгнанником. Долго жил в Петербурге при дворе императрицы Елизаветы Петровны и скончался там же в 1767 году. Останки его пытались перевезти на родину в Грузию для погребения, но всевозможные преграды не дали осуществиться этому намерению, и царь Теймураз II также был похоронен в Астрахани. В Успенском соборе могилы царей располагались:

Вахтанга VI – с южной стороны около правого переднего столпа;

Теймураза II – с северной стороны влево от переднего столпа.

Ещё в Успенском соборе покоится прах двух грузинских святителей, погребённых в северо-западном углу нижнего собора:

Иосифа, архиепископа Самобельского, и

Романа, митрополита Сампавлийского и Горского.

Первый из них, ехавший из Москвы в Кизляр, заболел на пути в Саратове и 1 сентября 1750 года скончался. Последний, следуя в Москву, заболел в дороге и в городе Чёрном Яру скончался 30 января 1753 года. Похоронены они были просто, по восточному грузинскому обычаю – без гробов, только завёрнутыми в саван. Над их могилами не было никаких надписей. Погребён был в Успенском соборе и митрополит Имеретинский Тимофей, бежавший в 1762 году из Грузии, порабощённой турками. Скончался он в 1764 году, о чём сообщал в Святейший Синод Астраханский епископ Мефодий I: «Оный митрополит нами со всем священным собором 29 июля в Астраханском Успенском соборе погребён». К сожалению, впоследствии место, где был погребён в соборе этот митрополит, было утеряно.

СВЯТЫНИ, РАНЕЕ НАХОДИВШИЕСЯ В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ

В верхнем храме из святынь, в первую очередь, нужно отметить находившийся здесь за передним правым столпом большой величины деревянный Крест Господень, стоявший на пьедестале и украшенный позолоченной резьбою. Среди Креста был вставлен звёздообразный серебряный, с вызолоченными лучами круг, в котором вырезаны были места со вложенными в них, в серебряных ящичках за стеклом, мощи многих святых. Главнейшую же святыню этого Креста составляла вставленная в него, в особом ковчежце, часть Животворящего Древа Креста Господня. Кроме того, рядом с ковчежцем, находилось ещё пять вставленных небольших крестов, из которых три были со вложенными в них частицами от мощей святых угодников.

Другие святыни верхнего храма:

1) Нерукотворный образ Спасителя, стоявший у переднего правого столпа с южной стороны и почитавшийся астраханцами за чудотворный. В 1886 году он был перенесён в Троицкий собор.

2) образ Преподобного Сергия Радонежского, бывший походным в войсках генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметьева, посланного в 1705 году на подавление астраханского стрелецкого «свадебного» бунта, и ставший залогом усмирения бунтовщиков, добровольно сдавшихся Шереметьеву. Шереметьев держал образ на груди своей, когда мятежники, вняв увещёваниям митрополита Сампсона, отворили ворота Белого города, и, увидя фельдмаршала с образом, упали на колена с криками: «Помилуй нас!» Шереметьев, а за ним войска направились в кремль по улице, по краям усеянной лежащим ниц народом.

Образ Преподобного Сергия стоял в соборе на аналое до 1748 года, когда в Троицком монастыре была сооружена придельная церковь в честь этого образа. Икона была перенесена в этот придел, а после упразднения монастыря в 1764 году снова возвращена в собор, где была поставлена на аналое за перед-ним левым столпом.

3) образ Владимирской Божией Матери, подаренный воеводою П.М. Салтыковым. Он был усыпан драгоценными камнями и жемчугом в огромном количестве с выведенной из жемчуга надписью: «Не имамы иныя помощи, разве Тебе, Владычица». Каждое слово было в длину более 2 вершков. До 1797 года этот образ стоял в соборе, а затем был взят архиепископом Платоном (Любарским) в свои покои. Когда же, в 1803 году, икона была возвращена в собор, то жемчуга и камней на ней уже не было.

В нижнем храме, кроме упоминавшейся уже гробницы святителя Иосифа, митрополита Астраханского и Терского, самой замечательнейшей из святынь была Владимирская икона Божией Матери. Эта икона была привезена в Астрахань преподобным игуменом Кириллом и являлась точным списком с чудотворного образа Владимирской Божией Матери, хранившегося в Успенском соборе московского Кремля. Как уже писалось, образ этот был дан царём Иоанном Грозным «из своих царских чертогов» и являлся благословением для новопостроенного в 1558 году града Астрахани. Почитался он астраханцами за чудотворный и в годину лютых бедствий, особенно во время нашествия вражьих полчищ, образ выносился на городские стены и обносился вокруг города крестным ходом. Благоговейное почитание астраханцев выражалось и таким образом. В субботу пятой недели Великого поста, когда читался акафист Пресвятой Богородице, ежегодно приставляем был к этой иконе особый киот, передняя часть которого украшалась маленькими блестящими, из олова, чашечками, в которых ярко отражался свет зажжённых лампад и свечей. Передняя, нижняя и боковые части киота обвешивались парчою, а перед самою иконою ставились два больших Евангелия. Всё это придавало иконе необыкновенный блеск и величие. Архиереи сами служили перед Владимирскою иконою Божией Матери, в похвалу Ея акафист, и народ во множестве стекался в этот день в собор. К сожалению, в 1822 году Астраханский архиепископ Авраам (Шумилин) запретил поставление киота к иконе и традиция эта забылась.

Икона имела размер: / аршина в вышину и / аршина в ширину. На ней была риза среброзолочёная, древней чеканки; убрус унизан довольно крупным жемчугом; на короне шесть камней, из них в середине один значительной величины алмаз, и в венце ещё 16 драгоценных камней. Внизу образа на среброчеканном поясе была надпись: «Лета 7176 (1668) июня в 8 день поновлён сей образ при 1-м Митрополите Иосифе Астраханском и Терском в 13 лето владычества его».

Из других святынь, находившихся в нижнем соборе, нельзя не отметить:

1) икону девяти мучеников Кизических, с частицами мощей этих святых;

2) икону святых Платона и Петра Афонских, со вложенными в неё частицами мощей неизвестных святых.

Нельзя обойти вниманием и соборную ризницу, как отмечалось всеми посещавшими её, – одну из самых богатейших в России. Но всё хранившееся в ней представляло для верующих астраханцев ценность более духовную, чем материальную, так как все эти священные предметы были связаны с именами архиереев астраханских, прославившихся своей святой жизнью и трудами во благо Церкви. Первую и наиважнейшую святыню соборной ризницы представляла упоминавшаяся уже власяница святителя Иосифа, в которой этого святого угодника злодеи-разинцы мучили и жгли на костре. На власянице явственно были видны как следы святительской крови, так и следы от пламени.

Из других священных предметов, хранившихся в соборной ризнице и связанных с именем Священномученика Иосифа, можно назвать следующие:

1. Золотой, обнизанный жемчугом и украшенный по концам яхонтами и лалами наперсный крест с мощами внутри, на золотой цепочке. На лицевой стороне креста – гравированное распятие с предстоящим. На оборотной стороне надпись: «Лета 7165 (1657) февраля в КД (24) положил сей крест золотой, а в нём мощи многих святых, в Асторохани в соборную церковь Успение Богородицы великий господин Преосвящённый Иосиф архиепископ Астороханский и Терьский».

2. Серебряная водосвятная чаша весом 3 фунта и 28 золотников, с надписью об устройстве её архиепископом Иосифом в сентябре 7166 (1657) года.

3. Потир, дискос и звездица среброзолочёные, устроенные архиепископом Иосифом в 7174 (1665) году и 20 ноября положенные в Никольскую церковь на Кремлёвских вратах.

4. Два посоха архиерейских, устроенных, судя по надписи, в 7177 (1669) году. Первый – обложенный крокодиловою кожею с среброзолочёными змиями на верху у рукоятки и с четырьмя среброзолочёными яблоками, расположенными по длине посоха, на определённом расстоянии друг от друга. Второй посох, также обложенный крокодиловою кожею, но змии на нём костяные. Между змиями были резные изображения: распятие на одной стороне и на другой – Божией Матери, грудь которой пронзали два меча.

5. Евангелие 1640 года с литыми и позолоченными изображениями евангелистов на окладе. Устроено оно было 8 мая 7178 (1670) года для Никольской церкви на кремлёвских вратах, что было видно из собственноручной подписи митрополита Иосифа по начальным листам Евангелия.

6. Саккос митрополита Иосифа, возложенный на него в Москве 17 марта 1667 года при особом чине, который был совершён тремя патриархами: Паисием Александрийским, Макарием Антиохийским и Иоасафом Московским. Саккос этот, очень древнего происхождения, был привезён из Александрии патриархом Паисием. Он был сделан из шёлковой, сучённой с золотом, синеватой ткани и украшен в виде медальонов, образами благословляющего Спасителя в архиерейском облачении.

7. Белый шёлковый клобук святителя Иосифа, в котором он был погребён. Во время освидетельствования его мощей в 1801 году архиепископом Платоном (Любарским) клобук был взят из гроба и позже хранился в ризнице, на одной витрине с власяницей.

Священные предметы, оставшиеся от других астраханских архиереев:

1. Посох святителя Феодосия, первого архиепископа Астраханского и Терского. В описи 1763 года об этом посохе говорилось: «Посох архиерейский резной, среброзолочёный, на нём четыре яблока среброзолочёные же, гладкие». На посохе имелась надпись наверху: «Приложен в Астраханскую соборную церковь при Преосвящённом архиепископе Феодосии Борисом Годуновым». Позже эта надпись на посохе была утрачена.

2. Посох архиепископа Макария (1627 – 1637 гг.), весу в котором было 5 фунтов. Архиепископ Макарий в 1632 году получил большое бесчестье от астраханских начальных людей, которые, желая скрыть свое лихоимство, попытались оклеветать архиерея, обвиняя его в государственной измене, избили его и чуть не лишили жизни.

3. Палица митрополита Савватия, вынизанная вся крупным и средним жемчугом, перемешанным с яхонтами, изумрудами и другими драгоценными камнями. На среброзолочёном угольнике было вырезано: «Савватия митрополита».

4. Поручи митрополита Сампсона. Необычайно большие по своей величине поручи, среброзолочёные, унизанные по зелёному атласу жемчугом и драгоценными камнями. На одной из них изображался архангел Гавриил, а на другой – Пресвятая Богородица.

5. Клобук митрополита Сампсона, саржевый, белый, в котором он был погребён. Взят из гроба архиепископом Платоном (Любарским) в 1801 году и поставлен в соборной ризнице.

6. Большой потир, а также дискос и звездица среброзолочёные, сделанные в 1705 году по благословению митрополита Сампсона. На них были изумительной работы золотые с финифтью накладные изображения.

7. Евангелие епископа Мефодия I, у которого верхняя доска была сделана из чистого золота. Это Евангелие, осыпанное алмазами, яхонтами и изумрудами, стоимостью в 120 тыс. рублей, было сделано в Москве в 1768 году.

8. Серебряная водосвятная чаша, сделанная по благословению епископа Мефодия I, вес которой был 2 пуда 8 фунтов.

9. Потир, дискос и звездица, сделанные по благословению епископа Мефодия I. У потира чаша была золотая, а рукоятие и поддон среброзолочёные, у дискоса верхняя часть золотая, а на ней вокруг изображения Господа Саваофа – яхонты.

10. Митра архиепископа Никифора (Феотоки), по золотому глазету, украшенная жемчугом, яхонтами, рубинами, сапфирами, изумрудами и множеством других бриллиантов, которых, с розами, насчитывалось до 672. Один из хризолитов на митре был размером более вершка. Стоимость этой митры в начале XIX века оценивалась в 150 тыс. рублей. Сделана она была из девяти прежних митр в Москве, в 1790 году, под присмотром Н.Н. Бантыш-Каменского.

11. Два архиерейских креста, также принадлежавших архиепископу Никифору, изготовленных в Москве в 1789 году. Один из них был сделан из «синих каменьев», осыпанных алмазами, вверху звезда с алмазами. Другой был с финифтевым изображением, украшенный алмазами и мелкими бриллиантами.

12. Мантия архиепископа Никифора, бархатная, фиолетовая, с жемчужинами по золотому шитью скрижалями, устроенная в 1790 году.

13. Панагия архиепископа Никифора, звёздообразная, с короной, на ней был образ Спасителя на финифте, вся осыпана алмазами.

14. Панагия архиепископа Тихона (Малинина), пожалованная ему императрицей Екатериной II 18 мая 1792 года. На панагии был образ Спасителя на финифти, оправленный золотом, и 300 бриллиантов разной величины.

15. Панагия архиепископа Анастасия (Братановского), пожалованная ему императором Александром I 12 декабря 1805 года. На панагии было изображение на финифти Знамения Божией Матери, в золотой оправе, украшенное крупными и мелкими бриллиантами (до 500 шт.) и розовыми лалами (81 шт.).

16. Митра архиепископа Гаия (Токаова), жемчужная, украшенная по местам яхонтами, сапфирами, венисами, бирюзой, аметистами и изумрудами. На ней была одна замечательная половинчатая жемчужина – с голубиное яйцо. Сделана была эта митра в 1810 году из старых митр и соборного жемчуга.

Также в соборной ризнице хранились четыре напрестольных креста с мощами разных святых. Указывался как наиболее ценный крест, пожертвованный в 1794 году священником Афанасием Петровым. Крест этот был среброзолочёный, верхняя часть которого была золотая, с финифтевым накладным распятием, украшенным изумрудами и бриллиантами (97 шт.)

Имелись здесь и священные предметы из упразднённого Троицкого монастыря, хранившиеся как благоговейная память об этой древнейшей астраханской обители. Вот наиболее замечательные из них:

1. Серебряный потир, дискос и звездица, пожертвованные в 1650 году Каллистратом Акинфиевичем в Троицкий монастырь.

2. Среброзолочёный крест со сканью, унизанный жемчугом и разными драгоценными камнями, устроенный «в дом Живоначальныя Троицы и Введения Пресвятыя Богородицы, Чудотворца Николая» в 1672 году старанием келаря старца Авраамия.

3. Среброзолочёный крест со сканью, унизанный жемчугом и разными драгоценными камнями, устроенный в 1705 году старанием митрополита Сампсона и последнего архимандрита Троицкого монастыря Рувима.

Из других замечательных по древности священных предметов, хранившихся в ризнице, можно отметить следующие:

1. Плащаницу, шитую золотом, серебром и шелками. На ней белым шёлком вышита надпись: «Лета 6974 (1466) княгиня Елена Михайловна вышила сей воздух великому архистрату Иоанну Андреевичу и его княгине и их детям». Эта плащаница долгое время хранилась в Москве, а в Смутное время начала

XVII столетия была похищена, в числе других сокровищ, самозванною царицею Мариною Мнишек. В 1614 году, когда Марина Мнишек вместе с атаманом Заруцким искала убежище в ещё бунтовавшей Астрахани, плащаница была принесена сюда. А после поражения и пленения Заруцкого с Мариной Мнишек плащаница досталась воеводе князю И.Н. Одоевскому, который подарил её в Успенский собор.

2. Евангелие, верхняя доска которого была серебряная с финифтевыми накладками. На нижней доске была серебряная чеканная решётка, положенная на малиновый бархат, а на решётке прочеканена надпись: «Сооружася сие Евангелие во время царствования Всемилостивейшей Государыни Екатерины Алексеевны, в Москве, в Астрахань в казённых виноградных садов церковь Пресвятыя Богородицы Тихвинския казённым коштом, а старанием оных садов командира господина премиер-майора Ивана Адреевича Паробича, 1763 год». Евангелие это долгое время хранилось в городской Тихвинской церкви, а позже было передано в соборную ризницу.

3. Ковш серебряный, сделан в 7206 (1698) году. На этом ковше надпись на четырёх клеймах: «Божией милостью Великий Государь и Царь и Великий князь Пётр Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец лета 7206 пожаловали сим ковшом Пушемона пасацска человека Петра Михайлова, что он был головою в прошлом 205 году в Юрьевецком уезде в Поволском в Пуческой слободе в таможни». Ковш этот долгое время хранился в городской Петро-Павловской церкви, а позже был передан в соборную ризницу.

КРЕСТНЫЕ ХОДЫ, СОВЕРШАЕМЫЕ В ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА

Из древних крестных ходов, оставленных со временем, особо были замечательны: 1) 23 июня в день празднования Владимирской иконы Божией Матери. Был совершаем с 1568 года, со времени принесения этого чтимого образа в Астрахань, до 1793 года, когда по случаю сильной жары был оставлен и больше не возобновлялся.

2) 18 января, в день памяти святителей Афанасия и Кирилла Александрийских, по случаю избавления в 1642 году города от нашествия калмыцких орд, совершаем был каждый год, с 1642 года по конец

XVIII столетия, когда из-за сильных холодов был отменён и больше не возобновлялся.

Из остальных крестных ходов, совершаемых вплоть до 1917 года, известны следующие:

1) 8 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы, в одноимённый храм, находившийся на перекрёстке современных улиц Коммунистической и Советской. Происхождение этого крестного хода связано, видимо, с положением Рождество-Богородицкого храма – древнейшего в городе Астрахани;

2) в неделю Ваий к храму Входа Господня в Иерусалим. Астраханским митрополитам в 1668 году даровано было право в этот день совершать «хождение на осляти», которое и совершалось из Кремля к первоначальному, тогда ещё деревянному, Входо-Иерусалимскому храму. В 1678 году это право было у них упразднено, но по традиции в этот день сохранился крестный ход к этому храму;

3) 29 августа, в день Усекновения Главы Иоанна Предтечи, к Иоанно-Предтеченскому монастырю,

4) 6 августа, в день Преображения Господня к Спасо-Преображенскому монастырю, а после его упразднения – к семинарскому храму.

Все эти крестные ходы, совершаемые когда-то, сейчас совсем забыты.

СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ СОБОРА

После революционных событий 1917 года Успенский собор пережил скорбные времена. Уже во время январских боёв 1918 года запертые в кремле большевики успели похозяйничать в соборе. Под видом поиска каких-то подземых ходов революционеры заставили церковных сторожей открыть нижний храм в честь Владимирской иконы Божией Матери. Три дня – 18, 19 и 20 января собор подвергался неофициально обыску: солдаты вынули три половицы и, не найдя никаких тайных ходов, вынесли из храма железную шкатулку с церковными документами и процентными бумагами на сумму до 100 тыс. рублей и наличными деньгами, предназначавшимися для расчёта с рабочими за ремонт собора, до 6 тыс. рублей. Также из стенного шкафа было взято до 15 фунтов серебряных денег, 300 рублей кредитными билетами, золотой наперсный крест и из свечного ящика около 200 рублей. Потянулись революционеры и к соборной ризнице, находившейся в верхнем храме, желая и там «поискать» тайные ходы. Но ключей от соборной ризницы в кремле не оказалось, так как они находились у соборного ключаря о. Василия Карасёва, покинувшего крепость. Тогда стали ломать бронированную дверь. Работали два дня – 23 и 24 января, разбивали ломами и топорами основание двери. Узнав об этом, единственный оставшийся в кремле из соборных священнослужителей кафедральный протоиерей Иоанн Саввинский обратился к руководителю Военно-Революционного комитета М.Л. Аристову с письмом, в котором он умолял не допустить поругания святынь храма. Видимо боясь большой огласки, Аристов пригласил о. Иоанна Саввинского на осмотр соборной ризницы. В его присутствии революционеры пересмотрели все древние и драгоценные вещи, но по настоянию кафедрального протоиерея всё положили на свои места. 25 января, ночью Аристов с солдатами, не приглашая отца Иоанна, тайно проник в соборную ризницу. Аристов самолично сложил в железную коробку из-под архиерейской митры драгоценные кресты, панагии и намеревался унести их к себе. Но, по милости Божией, что-то остановило Аристова, и он передумал, сказав: «Здесь целей, пожалуй, будет». Так, в этот раз Господь уберёг соборную ризницу от разграбления.

После начала боёв между революционерами и казаками 18 января 1918 года Успенский собор был закрыт для богослужения. Но и после окончания боев, 25 января, Военно-Революционный комитет долгое время не разрешал проводить богослужение в соборе. В середине февраля такое разрешение было дано, но с 18 февраля, видимо из-за проведения в Астрахани крестного хода, собор опять был закрыт. Нормализовалось положение ближе к Пасхе, и богослужения Страстной седмицы в храме уже совершались. Осенью 1918 года, в связи с размещёнием в кремле Реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта и штабных организаций 11-й армии, вход верующих в крепость для посещёния Успенского собора опять был затруднён. Введена была система пропусков, и каждый желающий попасть в собор должен был идти за пропуском к коменданту кремля. 23 мая 1919 года военные опять запретили проведение богослужений в Успенском соборе, что было связано с намеченными на 24 мая торжествами прославления Священномученика Иосифа. Военные желали сорвать прославление, но торжественное богослужение, по благословению архиепископа Митрофана (Краснопольского), было перенесено в находившийся в близком расстоянии от кремля Знаменский храм. Крестный ход, пытавшийся попасть в кремль к мощам Священномученика Иосифа, был встречен у Пречистенской колокольни огнём из винтовок.

В конце 1919 года Успенский собор опять был возвращён верующим. Но в 1922 году его постигло новое несчастье. Развёрнутая советским правительством компания по изъятию церковных ценностей докатилась и до Астрахани. Верующие и сами готовы были жертвовать в пользу голодающих ценности, не представляющие богослужебного значения, но властям этого было мало. Особенно привлекала внимание местных властей соборная ризница, таившая в себе, как им казалось, неисчислимые богатства. На защиту соборной ризницы встал соборный ключарь о. Дмитрий Стефановский, соборный причт, а также профессор Астраханского госуниверситета Алексей Афанасьевич Дмитриевский, доказывавший прежде всего духовную и историческую ценность священных предметов соборной ризницы, желая спасти их от переплавки. В связи с сопротивлением изъятию церковных ценностей в Астрахани было организовано целое громкое судебное дело, к которому были привлечены: управляющий Астраханской епархией епископ Енотаевский Анатолий (Соколов), соборный ключарь о. Дмитрий Стефановский, профессор

А.А. Дмитриевский, а также восемь членов церковного совета Успенского собора. 27 ноября 1922 года особая сессия Губернского Революционного Трибунала вынесла всем участникам процесса приговор – один год условного заключения. Изъятие церковных ценностей стало для Успенского собора своего рода первой духовной катастрофой – были изъяты и отправлены на переплавку все замечательные церковные реликвии, составлявшие некогда его духовное и историческое достояние. Фактически уничтожена была вся соборная ризница.

В 1923 году Успенский собор ожидало новое несчастье. Появившийся ещё в 1922 году обновленческий раскол через год, во всей своей мощи, захлестнул и Астраханскую епархию. Управлявший Астраханской епархией епископ Енотаевский Анатолий (Соколов) не устоял в православии и поддался на уговоры раскольников. Благодаря этой измене архиерея обновленцам удалось захватить большую часть городских храмов, в том числе и Успенский собор. С этого времени собор запустел. Православная паства не посещала осквернённый раскольниками храм, а обновленческая соборная община составляла всего несколько десятков человек.

В 1928 году местные власти подняли вопрос об отобрании Успенского собора у обновленческой общины. Для этого выдвигалось несколько причин. Первая – невозможность обновленцам содержать храм в нормальном состоянии. «Кафедральный собор, – говорилось в докладе о состоянии церквей и культимущества г. Астрахани от 12.06.28 года, – представляет из себя громадную музейную ценность, но от времени постепенно изнашивается, даёт трещины и нуждается в тщательном поддержании, что община верующих, в пользовании коей он находится, сделать за отсутствием средств не может». Вторая причина была высказана на заседании Астраханского Горсовета от 22 июня 1928 года: «Признать ненормальным дальнейшеее функционирование Кафедрального собора при военном городке». Высказывалось предложение о передаче Успенского собора в ведение РККА для использования под клуб и музей. В октябре 1928 года Успенский собор был закрыт.

Первоначально даже стоял вопрос об уничтожении Успенского собора согласно постановлению окр-исполкома: «На основании полученного отношения №8/11/с от 25/II 1929 года ОИК сообщает, что вопрос о ликвидации церковных зданий б/Кафедрального и Троицких собора, а также ряда часовен является окончательно решенным». Но, по милости Божией, это решение было пересмотрено, и 15 апреля 1929 года Народный Комиссар по просвещёнию сообщал в Астраханский окрисполком: «В отношении соборов, согласно постановления ВЦИК, просьба представить проекты переустройств».

Нижний храм в честь Владимирской иконы Божией Матери был предоставлен под хранилице Губархиву. Верхний храм первоначально предполагалось отдать местному отделению «Союза воинствующих безбожников», под антирелигиозный музей. Но это кощунственное предложение не сумело воплотиться в жизнь, и местные безбожники отказались от организации музея, ссылаясь на отсутствие средств. Впо-следствии верхний храм передали в военное ведомство, которое использовало его как спортзал.

В 1930 году был поднят вопрос о разборке иконостаса верхнего храма. 20 июня этого года заведующий Астраханским окружным музеем Новиков писал в Нижне-Волжский Краевой музей, располагавшийся в г. Саратове, прося указаний: «Следует ли вышеназванный иконостас сохранить?» Нижне-Волжский Краевой музей на этот запрос ответил таким образом: «Если речь идет об иконостасе верхней церкви бывш. Успенского собора в Астраханском кремле, то Краевой музей не может согласиться на снятие его с учета Главнауки и на его разрушение, что необходимо для смывки позолоты. Бывш. Успенский собор в г. Астрахани не только лучший памятник стиля московского барокко в Нижне-Волжском крае, но это вообще один из лучших памятников этого стиля всего СССР; иконостас его верхней церкви, без сомнения, лучший барочный иконостас в крае. Уничтожение такой исключительной художественно-исторической ценности ради того очень небольшого количества золота, которое получается при смывке, Краевой музей считает не рациональным». Несмотря на это весомое суждение, в 1931 году была создана особая комиссия, которая и вынесла постановление о разборке иконостаса верхнего храма. Иконостас был разобран активистами местного отделения «Союза воинствующих безбожников», в результате организованного ими субботника.

Иконостас верхнего храма был сломан, сожжён, а по рассказам старожилов, красноармейцы из местного гарнизона долго тренировались на меткость стрельбы, расстреливая иконостасные иконы Успенского собора.

Видимо, одновременно с иконостасом верхнего храма решилась судьба и его замечательных серебряных царских врат, отправленных на переплавку. В нижнем храме иконостас также был сломан и сожжён. Роспись в верхнем храме была закрашена, что довершило собой варварское переоборудование Успенского собора.

Во время второй мировой войны нижний храм был также передан военным – в нём разместили склад для боеприпасов. После окончания войны здесь были устроены казармы для военнослужащих. Вплоть до 1958 года Успенский собор пребывал в полном распоряжении военного ведомства. Накануне 400-летия со дня основания города Астрахани, которое отмечалось в 1958 году, часть зданий, находящихся на территории астраханского кремля, была изъята из военного ведомства и передана в ведение Управления культуры облисполкома. В число этих зданий вошел и Успенский собор. В 1969 году была создана Астраханская специальная научно-реставрационная мастерская объединения «Реставрация», главным архитектором которой был назначен А.В. Воробьёв. Под его руководством началось восстановление астраханского кремля, в том числе была произведена реставрация и внешнего облика Успенского собора.

В 1973 году по решению Астраханского облисполкома от 14 февраля в нижнем храме Успенского собора были проведены вскрытия находящихся здесь захоронений грузинских царей Вахтанга VI и Теймураза II и всех погребённых здесь астраханских и грузинских архиереев. Вскрытие производилось ленинградскими археологами, во главе с Е.А. Толмачёвым, при участии грузинских и астраханских археологов. Все найденные в погребениях предметы были переданы в фонды Астраханского краеведческого музея, а останки архиереев переложены в фанерные ящики и положены в один из сохранившихся склепов. Грузинские цари по настоянию грузинских представителей были оставлены в прежних дубовых гробах и поставлены в склеп, где ранее находилась гробница Священномученика Иосифа. После окончания раскопок большая часть склепов была разобрана, а на их месте была сооружена крипта-подвал, отделённая от нижнего храма бетонным перекрытием.

14 ноября 1974 года по решению Астраханского облисполкома и Управления культуры часть памятников астраханского кремля была передана Астраханскому краеведческому музею «в целях использования комплекса историко-архитектурных памятников… для массовой пропагандистской работы по краеведению». Так Успенский собор оказался в ведении музея. Краеведческий музей со временем развернул ряд своих выставок как в нижнем, так и в верхнем храмах собора. Крипта собора также использовалась как одна из экспозиций, где экскурсантам показывали места погребения астраханских архиереев. Верующие же астраханцы притекали сюда с тайной надеждой поклониться месту, где покоились мощи Священномученика Иосифа, помолиться и попросить его о помощи в своих скорбях и болезнях.

Теперь переходим к светлой странице в жизни Успенского собора. 7 января 1992 года, в день празднования Рождества Христова, в нижнем храме в честь Владимирской иконы Божией Матери прошло первое богослужение после долгого 64-летнего перерыва. В верхнем храме первое богослужение прошло

24 мая того же года, в день памяти Священномученика Иосифа, митрополита Астраханского. К великой радости всех верующих астраханцев в этот день состоялось и торжество обретения мощей этого великого угодника Божия, которые и были поставлены в храме для всеобщего поклонения.

После возвращения собора постепенно благоукрашается его внешний и внутренний облик. Внеш-ний – благодаря планомерному проведению реставрационных работ, а внутренний – благодаря старанию епархиальных властей и верующих астраханцев. В верхнем храме сейчас вместо прежнего восьмиярусного установлен небольшой четырёхъярусный иконостас, бывший прежде в храме села Солёное Займище, а после закрытия его перевезённый в Астрахань и хранившийся здесь в запасниках краеведческого музея. Иконостас хоть и невелик, но искусной старой работы с иконами хорошего академического письма, благополучно вписывается в пространство светлого и воздушного верхнего храма.

В нижнем храме также установлен новый иконостас, изготовленный в 1995 году мастерами Свято-Троицкой Сергиевой лавры, с иконами, написанными в строгом каноническом древнерусском стиле. Оба храма – и верхний и нижний – также украшены многочисленными иконами, радующими глаз верующих астраханцев и гостей города.

СВЯТЫНИ, НЫНЕ ХРАНЯЩИЕСЯ В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ

Если говорить о святынях, ныне хранящихся в Успенском соборе, то в первую очередь нужно сказать о мощах Священномученика Иосифа, митрополита Астраханского. После их обретения в мае 1992 года они были положены в особо приготовленную гробницу – раку и поставлены в нижнем храме, у переднего правого столпа. В 1998 году для мощей святого угодника Божия была изготовлена новая деревянная резная рака и деревянная резная сень над нею, очень искусной работы.

Над ракой, на столпе, была сделана роспись с сюжетом из жития Священномученика Иосифа: угодник Божий изображен в кругу разбойников, изобличающий их в измене.

Второй великой святыней, хранящейся в Успенском соборе, являются мощи святителя Феодосия – первого архиерея Астраханского 30 марта 2002 года в Успенском соборе состоялось прославление этого угодника Божия в лике месточтимых святых. Ещё со времени своей кончины, произошедшей 31 декабря (по новому стилю) 1607 года, святитель Феодосий почитался астраханцами, и его имя вносилось в рукописные святцы того времени. Но со временем его имя по нерадению людскому, исчезло из святцев, и только в 2002 году, по благословению Святейшего Патриарха Московского Алексия II, почитание святителя Феодосия было восстановлено. Мощи святого угодника были подняты из крипты-подвала, где они долгое время хранились и поставлены в нижнем храме, у левого переднего столпа. Для них была устроена деревянная резная рака, а также деревянная резная сень. Над ракой с мощами святителя Феодосия, на столпе, была сделана роспись из его жития, где изображён угодник Божий изобличающим Лжедмитрия.

В крипте Успенского собора покоятся мощи ещё одного угодника Божия – епископа Астраханского и Енотаевского Герасима (Добросердова, 1877 – 1880 гг.), в 1984 году прославленного в лике собора Сибирских Святых. В скором времени ожидается прославление святителя Герасима и в лике святых астраханских угодников, для чего мощи его будут подняты и поставлены в храме для всеобщего поклонения верующих.

Также в крипте Успенского собора покоятся останки астраханских архиереев, многие из которых почитаются как подвижники благочестия за свою праведную жизнь. Это и митрополиты Савватий и Самп-сон, епископы Мефодий и Никодим (Боков), архиепископ Тихон (Малинин). Останки этих святителей, а также других астраханских и грузинских архиереев в мае 1992 года были положены в новые гробы, а в ноябре 2001 года архиерейским служением Преосвящённейшего епископа Ионы (Карпухина), в сослужении астраханского духовенства, преданы погребению и поставлены в крипте в новосооружённые для них склепы.

Из других святынь, хранящихся сейчас в нижнем храме Успенского собора, можно назвать следующие:

1) образ Преподобных Оптинских старцев с частицами мощей каждого из них, вставленных рядом с иконописными их изображениями. Находится на переднем правом столпе с южной стороны;

2) образ Божией Матери «Скоропослушницы», написанный на Святой горе Афон в монастыре святителя Иоанна Златоуста в 1912 году. Хранится в алтаре;

3) образ Владимирской иконы Божией Матери, написанный в 1999 году в память о древнем чтимом образе, хранившемся в соборе до 1928 года;

4) икона «Собор Святых, в Астраханской земле просиявших» – первый подобный образ, собравший воедино всех канонизированных и месточтимых астраханских святых: Священномученика Иосифа; святителя Феодосия; Преподобного Кирилла – игумена, строителя астраханского; Преподобного отрока схимонаха Боголепа Черноярского; святителя Герасима (Добросердова) и Священномученика Фаддея (Успенского). Эта икона была написана в 1999 году в иконописных мастерских Свято-Введенской Оптиной пустыни.

В соборе по обеим сторонам иконостаса находятся также изображения каждого из астраханских святых угодников в отдельности в полный рост.

КРЕСТНЫЕ ХОДЫ, СОВЕРШАЕМЫЕ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Самым значительным и торжественным (кроме обычных) является Крестный ход на 24 мая, в день празднования равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей словенских. Отправляется он из Успенского собора к Святому Кресту, с изображением этих святых братьев. Крест воздвигнут в 1994 году на площади, находящейся на перекрещёнии улиц Калинина и Наталии Качуевской. Этот крестный ход, совершаемый ежегодно с 1994 года по настоящее время, привлекает к себе внимание множества астраханцев и является большим событием в жизни города.